Усманский район
Дурманов Иван Дмитриевич
Дурманов И. Д. (справа) с товарищем

Дурманов Иван Дмитриевич

Гвардии лейтенант, командир батареи 45-миллиметровых пушек.

«Как сейчас помню двух стройных, подтянутых, по-боевому настроенных офицеров. Полные жизни, в расцвете сил и энергии, ведь им было всего по 28 лет. Им нужно было только мирно жить, наслаждаться жизнью, но они были настроены по-боевому – разбить врага в лице немецких фашистов и только тогда зажить счастливой жизнью. Все мысли у них были о фронте и своих боевых друзьях». Так запомнил Ивана Дурманова его восьмилетний племянник. Это было в 1944 году, когда после боевого ранения Иван заезжал с товарищем в родные места на два дня.

Иван Дмитриевич Дурманов родился в 1915 году в Демшинске (ныне село Никольское Усманского района). До войны работал на железной дороге в городе Барнауле Алтайского края.
О военной судьбе Ивана Дмитриевича Дурманова мы узнали из фронтовых писем, которые Иван писал своим братьям. Сын одного из братьев, Александр Сергеевич Дурманов, и передал нам копии некоторых писем.
Во время войны Иван Дмитриевич был артиллеристом, ему довелось командовать батареей 45-миллиметровых пушек. Вместе с пехотой сорокапятка всегда находилась на первых рубежах обороны. Зачастую пушку приходилось на руках выкатывать на более выгодные позиции. Во время боя пушка и ее боевой расчет были весьма уязвимы. Иван Дурманов за время военной службы получил несколько ранений. И все же остался жив.

Из писем мы видим, как стойко Иван Дмитриевич переносил свои ранения, какой потрясающей силой воли, крепостью духа обладал этот человек:
«Мне снова пришлось принять удар в голову. Произошел перелом нижней челюсти, трещина черепа и сотрясение мозга. Но я все переживу и буду опять здоровым, крепким и, думаю, скоро...» (из письма от 20 июля 1943 года).


«Сережа, я опишу о своем положении: ранен я в первой половине марта – пулевое ранение грудной клетки с прострелом легких, пуля неразрывная, и отсюда рана заживала очень быстро. Вообще я ранен 4-й раз, но всё это не столь важно, к фронту привык я очень крепко, и мое состояние совершенно не волнует вопросы, связанные с трудностями суровых боев» (из письма от 11 мая 1944 года).

«Сообщаю вам, что я 21 августа ранен в правую руку и правую ногу. На ноге рана незначительная, у руки, вероятно, не будет одного пальца. В общем, все в порядке! Но врачи пока успокаивают, будто пальцы будут целы, и пока я нахожусь на излечении недалеко от фронта в госпитале…» (из письма от 23 августа 1944 года).

Война – это тяжелое испытание для любого человека. Целое поколение молодых людей взрослело, закалялось, училось жизни на этой многолетней войне. Иван Дурманов замечает, как меняется его отношение к жизни:
«За эти годы я во многом изменился; характер у меня прежний, но он теперь подчиняется здравому во всем суждению. Теперь у меня уже нет легкомыслия и надежд на случайность; жизнь, мне думается, лучше всего обучает человека житейскому делу. Дорогой Коля, война скоро кончится, тогда все будет иначе у каждого человека…» (из письма от 1 августа 1942 года).

«Коля, я помню, когда Вы приезжали в 1934 году домой, и вот сегодня я лежал в землянке один и вспоминал это далекое время и невольно сравнил себя в то время и сейчас. Колоссальные изменения. Никто из моих братьев и сестер не знает, как пришлось мне воспитываться, на каких опытах учиться жизни. Ведь скоро после, как умер папа, меня отправили в детдом, и началась жизнь по моему собственному усмотрению. Я теперь считаю, что папа наградил нас всех исключительной выносливостью, способностью жить и находить свое счастье в любых условиях. Ведь, где бы это ни было, я чувствую себя оптимистом, и вера в силу жизни преобладает надо всем остальным. Вот и сейчас я как дома, несмотря на то, что через несколько минут может быть грандиозное побоище» (из письма от 5 июля 1944 года).

Сильный характер и оптимизм помогали нашему герою переживать  военные лихолетья. В письмах он выражает твердую веру в победу, в счастливое будущее и делится своим оптимизмом с родными:
«Сейчас, находясь на фронте, судьба каждую минуту подвергается громадному риску, и победа над немцами достается не дешево… я не знаю, как сложится все это по окончании войны, но я почему-то чувствую, что буду жив…» (из письма от 1 мая 1942 года). «Я очень хотел бы, если бог пошлет нам счастья, чтобы вы побыли у меня в Алтае, где прекрасная природа и жизнь. Я твердо верю в нашу жизнь, в наше счастье. Это будет, этого мы добьемся...» (из письма от 11 мая 1944 года). «Мне может предстоять бой, но я твердо верю, в силу своей жизни и готов в любую минуту встать в ряды своих боевых товарищей…» (из письма от 12 мая 1944 года).

В 1944 году Иван Дурманов воевал на 2-м Украинском фронте в должности командира батареи 45-миллиметровых пушек 224 гвардейского полка 72 гвардейской Краснознаменной дивизии.
Последнее ранение Иван Дурманов получил в тяжелом бою в августе 1944 года, когда выполняя приказ занять противотанковую оборону на высоте 358.1 вместе с занятием ее пехотой, «выкатил пушки на руках через проходы минных полей, несмотря на сильный артогонь противника, и занял оборону буквально следом за занятием пехотой высоты. Противник ожесточенными контратаками пытался вернуть утерянную высоту, тов. Дурманов, в упор расстреливая вражеских солдат и пулеметные точки, уничтожил 4 станковых пулемета, 5 ручных пулеметов и до роты вражеских солдат. Достоин правительственной награды, ордена Отечественной войны I степени» (из наградного листа).

Иван Дмитриевич Дурманов вернулся с фронта живым. Сведениями о его дальнейшей судьбе мы не располагаем.
Ниже приводятся копии писем Ивана Дмитриевича в прямой хронологии.
Выражаем благодарность Александру Сергеевичу Дурманову – племяннику Ивана Дурманова, который бережно хранит память о своих фронтовиках – дяде и отце.